Пусть говорят — Спайсы, наркотики, наркоманы

 Статья проверена экспертом:
Василий Шуров
Главный врач, психиатр, нарколог. Стаж - 12 лет.
Эта статья основана на данных, написанных экспертами и проверенных экспертами. Наша команда стремится быть объективной, непредвзятой и честной.

В своём выпуске программы «Пусть говорят: Спайсы, наркотики, наркоманы» Андрей Малахов в очередной раз затрагивает проблему наркозависимости в России. Программа стала ответом на ситуацию единовременной гибели более чем трёхсот молодых людей от спайса в городах Кирове и Сургуте. Этот выпуск затронул практически все проблемы как самой зависимости, так и борьбы с ней.

Среди гостей студии было много матерей со своими сыновьями. Каждого подростка-наркомана Андрей спрашивал, что толкает их употребить следующую дозу спайса, есть ли в этом удовольствие? Потому что многочисленные фотографии и видеоролики, иллюстрирующие состояние людей под спайсом, даже близко не напоминали состояние удовольствия. Почти все подростки дали ответ, что первые дозы приносили расслабление и желание смеяться, но сейчас спасы имеют другой состав и уже не приносят эйфории, но приносят болезненные симптомы.

Как уже неоднократно было показано, нет чёткой связи между статистикой наркозависимости у детей и уровнем благосостояния семьи. Первый герой — Алексей из города Кирова — вырос в состоятельной семье, где у него было очень хорошее по общим меркам качество жизни. Спайс попробовал из интереса, и чтобы не выказать слабость перед друзьями. В день трагедии ему повезло, он впал от дозы в нечеловеческое состояние, но остался жив.

В целом, претензии матерей сводились к тому, что наркотик очень легкодоступен. Его бесплатно раздают взрослым и детям. Открыто рекламируют, заявляя, что он легален. Самое страшное, что это правда. Алексей Хинштейн (депутат) подтвердил, что законопроекты, касающиеся усовершенствования системы контроля наркооборота продвигаются очень тяжело. Он сообщил, что Дума прилагает усилия, чтобы разрешить комитетам по противодействию незаконному обороту наркотических средств на месте запрещать вещество к употреблению. Система не успевает за динамикой видоизменения формул синтетических наркотиков.

Юлия Шевцова, представитель Государственного антинаркотического комитета поддержала его. И рассказала, что эта система регистрации наркотических средств как запрещённых была внедрена, ещё в те времена, когда «секса и наркотиков в СССР не было». На тот момент для регистрации вещества как запрещённого требовалось много времени (не меньше квартала), чтобы накопилась статистика его употребления, и оно было признано официальной социальной проблемой. С той поры статистика изменилась в тысячи раз, сегодня один день, уносящий сотни жизней, может доказать социальную значимость проблемы употребления того или иного вещества. Но административная машина так и остаётся медлительной.

Султан Хамзаев, руководитель Федерального проекта «Трезвая Россия», считает, что происходящее — это геноцид против российских детей и подростков. Но как решить проблему? Мнения студии разделились. Мамы больше высказывали возмущение доступностью синтетических наркотиков, некоторые из них настаивали на важности просветительской деятельности. И это верно, ребёнок должен знать «что такое хорошо, а что такое плохо».

Гости студии — молодые люди и подростки, употребляющие спайс, склонялись к тому, что каждый должен отвечать за себя сам. Наркоман понимает, что совершает асоциальный, вредный и опасный поступок.

Все парни получили приглашение на лечение в реабилитационный центр от Никиты Лушникова, и все согласились пройти лечение. Женщины в студии не были согласны, что спорт — это самая лучшая мотивация в данном случае. Напомним, что Никита считает важным увлечь ребят на этапе реабилитации каким-то делом. Он увлекает их тем, что знает и любит сам — это спорт. Парни очень вдохновились возможностью прокачать спортивные навыки и участвовать в соревнованиях. Никита Лушников, удивительно резонирует в разговорах с подростками, находя те слова, которые доходят до их сердца. Кстати, этих ребят мы увидим в одном из последующих выпусков шоу под названием «Пусть говорят. Про спайс». Все они придерживаются химической чистоты и успешно проходят ресоциализацию.

Елена Томина, врач Кировского областного наркодиспансера, одна из тех, на глазах у кого происходила трагедия. За смену в отделение было доставлено более 100 человек в тяжёлом состоянии под спайсом. Елена поделилась своими обширными наблюдениями о причинах наркозависимости. По её мнению, болезнь не связана с благосостоянием семьи. Зависимых ребят из состоятельных семей и из бедных семей на лечении примерно поровну. Она считает, что проблема возникает в семье, где родители не имеют с детьми искренних тёплых отношений. Подростку легче выстроить отношения с наркотиком, чем с родителями.

Многие не хотят признавать себя ответственными за жизнь близких. Считают, что у них в семье всё хорошо, их мальчик — молодец, а соблазнили его плохие парни. Примерно такая позиция была у Андрея, чей брат умер от спайса. Он чуть не избил прямо в студии знакомого брата, который вместе с ним и ещё несколькими ребятами раскуривал ту самую смесь, что убила Романа. Хотя, если подумать, этот подросток рисковал не меньше, просто в этот раз ему повезло.

Представители общественных движений, обществ, фондов жаловались, что у них связаны руки. Потому что нет возможности ни официально зафиксировать смерть от спайса, ни наказать его распространителей. Всё упирается в административные недоработки, которые в итоге обесценивают многие их действия и мероприятия.

Среди экспертов программы был Руслан Исаев, руководитель центра помощи для спайсовых зависимых «Анти-спайс». Но таких центров по стране единицы, а тех, кто курит спайс — тысячи. Руководитель проекта «Молодёжный антинаркотический патруль» рассказал, что когда они ловят торговцев, нет смысла вызывать полицию. Потому что полицейские знают, что всё равно не смогут ничего доказать, будут вынуждены отпустить задержанного, и останется только зря потраченное время и кипа исписанной напрасно бумаги.

Практически все родители жаловались, что невозможно устроить ребёнка на лечение. Клиник мало, со спайсовой зависимостью берут не везде, реабилитационная программа есть не во всех лечебницах, если ребёнок несовершеннолетний — его принимают на лечение особо неохотно.

Спайс делает привлекательным его легальность и дешевизна. В студии было показано видео контрольной закупки, стоимость пакетика от 300 р.! Сейчас наркомания перестала быть атрибутом богатой жизни. Современные наркотики удовлетворяют все возможные потребности, в том числе и финансовые. Есть подешевле, есть подороже, кому что больше нравится, кому что по карману.

В итоге программы стало очевидно, что самые молодые наркоманы начинают свой недобрый путь в 10—11 лет. Система здравоохранения совершенно не приспособлена для лечения детей от подобного рода заболеваний. Для этого нет никаких административных механизмов. Родители сами, как могут, решают проблемы. Кто-то привозит в центр силой и обманом, но обвинить их за это трудно — речь идёт о жизни их детей.

В городе без наркотиков. Пусть говорят

Не только родители решают проблему излечения зависимости как могут, на свой страх и риск. Об этом ещё один выпуск телешоу «В городе без наркотиков».

Тема выстраивается вокруг истории Егора Бычкова. Он руководитель фонда «Город без наркотиков» в Нижнем Тагиле. Фонд занимается тем, что обнаруживает и старается привлечь к ответственности тех, кто распространяет наркотики в городе и тех, кто их покрывает. Фонд имеет потрясающую статистику. В коррумпированном Тагиле, по их инициативе отбывают наказание работники органов, имеющие преступное отношение к обороту наркотиков.

Но история получила резонанс не из-за деятельности фонда. Про нём уже несколько лет существует клиника. Методы, которые в ней используются, вызывают противоречивые чувства и реакции. Именно за деятельность в отношении пациентов клиники, которую обозначают как похищение, пленение и истязание людей, власти хотят осудить Егора. Ему грозит срок до 12 лет колонии.

Что же происходит в этой клинике? По словам Егора Бычкова пациенты приходят к нему добровольно, даже более того, их родители умоляют взять детей на лечение, выстраиваются в очереди. Но условия в клинике довольно жёсткие. Начинается пребывание с размещения в карцер на 27 дней. Наркоман находится в закрытой палате, где на железных койках ещё несколько десятков таких же как он проживают абстинентный синдром, прикованные наручниками к кроватям. В туалет — по расписанию, питание: вода, хлеб, лук и чеснок.

После карцера — на работу на хозяйство клиники. В студию приехал один из реабилитантов, который проходил в ней лечение в течение года. Он рассказал, что рад пребыванию в клинике, потому что другие методы лечения ему не помогали.

Когда страсти поутихли, решили узнать какой процент успешных излечений в «Городе без наркотиков». 70—80 успешных случаев из 100. Таких результатов не даёт ни один метод. У участников программы возник вопрос, почему при такой эффективности, учитывая, что сами пациенты и их родители рады размещению в клинику, нельзя зафиксировать метод как официальный? Вероятно, что кому-то действительно нужны более агрессивные меры лечения.

Публика разделилась на два лагеря относительно подобного метода. Но даже те, кто не был уверен в обоснованности такой строгости к наркоманам, считали, что Егор не заслуживает наказания. Он спас многих людей от зависимости, он много сделал для изменения наркоситуации в городе.

В последнем блоке программы к зрителям вышла мама Егора Бычкова. До этого он сам общался со зрителями посредством телемоста. Мама рассказала, что она была против деятельности сына, потому что считала её крайне опасной. Но Егор живёт по принципу «Кто, если не я?!» и отговорить его было невозможно.

В городе, где каждый пятнадцатый житель наркоман, трудно осуждать человека, пытающегося переломить ситуацию. Егора, через несколько дней после выхода программы всё же осудили на 3 года. Но, вероятно, есть правда и у тех, кто выступает за более мягкие формы лечения и ресоциализации. Хотя и здесь не всё гладко: в здравоохранении России нет законодательных актов об этапе социализации наркозависимых.

Нашим государственным деятелям, просветительским и медицинским организациям есть над чем работать, подстраивая систему под требования современных особенностей наркомании. Болезнь набирает обороты. К сожалению, это значит, что не раз ещё будут сюжеты, посвященные ей. Не раз придётся Андрею Малахову спасать заблудших, помогать им вернуться к здоровой жизни. Правда делать он это будет теперь на канале «Россия 1» в программе «Прямой эфир».

 

Оставьте комментарий